Меню

Реклама

  •  

    «Вино из одуванчиков», Рэй Брэдбери

     

    Рэй мой старый добрый друг. Я его уважаю и люблю. Мы познакомились в день моего десятилетия. А потом сидели с ним на крыше, и он рассказывал мне разные истории из своей жизни. Я, конечно, не всему верил, но в силу своей наивности по-доброму завидовал, что он столько повидал. А вечером он мне вручил толстенную потрёпанную тетрадь, где на первой странице значилось:

    «Рэй Брэдбери. Избранное»

    Я перелистнул первую страницу. «Бог мой, что потом началось». Справа марсиане, слева остов космического корабля, прямо по курсу заброшенная жителями роботизированная деревня и только одна великая цель — впитать в себя как можно больше. Я проглатывал абзац за абзацем, читал на ходу, за обедом, в автобусе, на уроках и перед сном. Я жил его мыслями и грезил о тех далёких мирах.

    На протяжении сотен страниц Рэй постоянно спрашивал что-нибудь у меня, и, пока я мучительно искал ответ, он аккуратно подводил меня к нему. Он не давал его в явном виде, более того, даже примерно не обозначал его. А я, как маленький ребёнок, заблудившийся в огромной гостинице. Вроде бы и выход рядом, а нужно много ошибок наделать и дверей открыть, прежде чем свою найти.

    Я и был маленький ребёнок, которому нравилось бродить по фантастическим мирам. Но более всего, пожалуй, тронуло меня «Вино из одуванчиков», потому как близко к моей жизни: про сорванцов, про добрых бабушек, про загадочных соседей и закадычных друзей. Минимум фантастики и умеренная фантазия, и получается вполне себе моя жизнь.

    Должно было пройти много лет, чтобы я взглянул иначе на эти рассказы. Тетрадь из детских фантазий превратилась в затасканную, но самую ценную в доме книгу. И, совершая второй подход к ней, я открывал скрытый прежде смысл в каждом рассказе.

    Изюминка его произведений в том, что в них найдёт что-то интересное человек любого возраста и любой профессии. Например, «Вино из одуванчиков» — для детей это громадная империя ощущений, галерея вкусов, букет запахов и несколько банок сиропа, для взрослых это энциклопедия отношений, ностальгия по детству и ответы на десятки сложных вопросов.

    Не сочтите за дурновкусие, но «Вино из одуванчиков» объединяет в себе качества двух замечательных вещей нашего времени: «Гарри Поттера» и «Доктора Хауса». С первым, пожалуй, всё ясно: во-первых, это целый сказочный мир, построенный на определённом наборе аксиом. Дети и рады рисовать его в своей голове, смешивая с фантазиями. Чего уж там греха таить: и я в нём утонул в своё время. Во-вторых, как герои «Гарри Поттера» растут вместе с их поклонниками, так и рассказы Рэя тем ярче расцветают, чем старше становится читатель.

    Что же касается «Хауса», то здесь я хочу сказать о сложности вопросов, которые ставятся перед читателями. В основном это вопросы выбора: между человеком и роботом, между одиночеством и сожительством с искусственным интеллектом. Только в «Хаусе» герои ставятся перед выбором явно. А в рассказах Рэя я сталкивался с уже свершившимся фактом и его последствиями. Мне оставалось лишь право делать выводы.

    В заголовке я написал «вино из одуванчиков», потому что несколько месяцев назад благодаря ему я совершил замечательнеший экскурс в детство. Вдруг стало понятно, как важно оставаться ребёнком в любом возрасте. Так ярко перенести переживания детства на бумагу — это искусство, и мой старый друг Рэй — прекрасный художник.

    Я могу сказать, что в вопросе отношений родителей и детей «вино из одуванчиков» на голову выше многих книг по психологии семейных отношений. Тут же можно вспомнить «Электрическое тело пою», где трём детям отец купил электрическую бабушку, взамен умершей матери. Рэй показал здесь идеальные отношения — полностью правильную бабушку — бабушку мечты, которая угадывает желания, делает маленькие чудеса, понимает с полуслова и подстраивается под каждого ребёнка. Идеал — это утопия, он недостижим, но нужно к нему стремиться.

    Есть книги, меняющие мировоззрение, есть книги, меняющие мир. Без сомнения рассказы Брэдбери есть в обоих списках.

    Один только горький привкус остаётся после нескольких сотен страниц: я как тот преступник в «Маятнике» — столько всего увидел, но сам участником не был.

     



  • На главную